Интеграционные процессы ЕАЭС в «новой экономической реальности».

просмотров: 1 154

11741035_869289016453818_290030668689203954_o

Первые дни нового 2016 года принесли много неприятных новостей для экономик целого ряда стран-экспортеров энергоносителей. Нефть начала обновлять исторические минимумы, а национальные валюты  — исторические максимумы. Потребительские настроения стремительно двигаются в сторону пессимизма, о чем свидетельствуют все экономические показатели первых дней января. Прошедший совсем недавно в Москве гайдаровский форум принес новый термин в современную ситуацию, устами высокопоставленных российских политиков: новая экономическая реальность. Можно по-разному относиться к этой формулировке, однако отрицать резкое изменение мировой конъюнктуры, которое, вероятно, сохранится в обозримой перспективе, было бы бессмысленно.

Оценки экспертов в том, как именно скажется эта реальность на интеграционных процессах ЕАЭС расходятся. Одни говорят о постепенном ее замедлении, другие, наоборот, об открывающихся возможностях. Делать конкретные прогнозы в столь нестабильной ситуации дело весьма непростое.

Однако поводы для осторожного оптимизма все-таки есть. Во-первых, низкие цены на нефть, если они сохранятся достаточно долго, (а об этом говорит большинство комментаторов) подводят Россию и Казахстан к необходимости постепенной выработки более скоординированной нефтяной политики, что, безусловно, сблизит экономики стран, учитывая высокую зависимость бюджетов от экспортных доходов за счет энергоресурсов. Снижение спроса и низкие цены вынуждают оба государства срочно вырабатывать меры по диверсификации экономик. А это процесс затратный и координация усилий в данном направлении могла бы косвенно удешевить его бремя. Ориентация на внутренний рынок ЕАЭС, при снижении налогов и ослаблении административных  процедур могла бы открыть для предпринимателей новые возможности.

У стран ЕАЭС сохраняется невысокий уровень производства промышленных товаров и рынок сельскохозяйственной продукции мог бы стать более комплиментарным при условии выработки совместной долгосрочной стратегии внутреннего разделения труда в этой сфере. Разумеется, для этого необходимы, и политическая воля, и большее внимание к интересам малого бизнеса, и унификация мер налогового и правового регулирования о которых так много говорится в последнее время на различных площадках. Но необходимо с чего-то начать.

Нам представляется, что в складывающихся условиях отсутствие координации национальных программ стран ЕАЭС по минимизации рисков по выходу из сложившейся ситуации будет губительно для всех. Следует подчеркнуть, что в рамках ЕАЭС  и Евразийской экономической комиссии уже действует соответствующий комитет, где идут консультации между профильными министерствами экономики и финансов относительно координации финансовой политики. Тем не менее, во взаимных рассчетах пока еще предпочтение отдается доллару. Важным шагом вперед мог бы стать разработанный формат внутренней торговли в национальных валютах. Это, возможно, потребует на первом этапе довольно сложной системы перерасчетов, однако в отдаленной перспективе может стать основой для механизма перехода к единой валюте. Есть серьезные планы по унификации рынка услуг на пространстве ЕАЭС. Сюда входит широкий спектр наименований дейтельности. Именно этот сектор может привести к экономическому росту в условиях кризиса, особенно это касается уже упомянутого малого бизнеса. При соответствующей поддержке со стороны госструктур, причем не столько финансовой, сколько организационно-законодательной и налоговой, этот сектор мог бы уже в 2016-17 гг. продемонстрировать существенный рост. В этой связи стоит вспомнить опыт 90-х годов, когда в условиях низких цен на нефть, вопреки прогнозам, рост промышленного производства показывал динамику более 20% в год. В новых условиях, таким локомотивом мог бы стать сектор услуг. Таким образом, «новая экономическая реальность» дает политикам и практикам в странах ЕАЭС опробовать новые инструменты координации экономического сотрудничества. Воспользоваться этими возможностями было бы весьма полезно. В настоящее время, кризис это не только тест на выживание интеграционных структур, но и возможность наладить новые производственно-технические и бизнес связи, утраченные за последние десятилетия. К сожалению, пока с конкретными экономическими программами дело обстоит не слишком хорошо. Да и кризисные явления дают повод критикам ЕАЭС говорить о его неэффективности. Действительно, некоторые показатели внутренней торговли и динамики роста в последние полтора года — не впечатляют, однако в то же время, не слышно никаких четких программ по их выправлению. Создается впечатление, что чиновники и экономисты еще не отошли от резкой смены экономических показателей мировой экономики. Но, промедление, в данном случае, чревато упущенными возможностями. Обратим внимание, что многие экономические интеграционные объединения уже следуют по логике сближения и поддержки участников, особенно сильно пострадавших от экономической турбулентности. Теперь очередь за ЕАЭС.

Алексеев Денис — доцент кафедры международных отношений и внешней политики России Саратовского государственного университета, к.и.н. 

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *