«Остров» Крым и остров Кипр: близнецы по несчастью

просмотров: 2 699

Шенин Андрей, Саратовский Государственный Университет

Хотя политики и мировое общественное мнение активно проводят аналогии между Крымом и Косово, на наш взгляд, ситуация вокруг Крымского полуострова сильно напоминает конфликт, произошедший во второй половине ХХ в. на Кипре. Остров, разделенный в 1974 г. греческими и турецкими киприотами на две части, вот уже 40 лет находится в состоянии напряженности, превратившись, по сути, в «пороховой погреб» для всего Средиземноморья. Кипрский пример наглядно демонстрирует к чему может привести украинский сценарий, если внутригосударственный конфликт примет затяжной характер.

Сравнивая разделение острова Кипр с отделением «острова Крым» нельзя не отметить родственные черты. Каждый из островов изначально находился в составе империи – британской или советской. Каждый из них в течении двух десятилетий после получения независимости (в 1960 и 1991 г. соответственно) пережил период социальных и политических потрясений, раскачивающих маятник политической активности от греков к туркам или от «западников» к «восточникам» на Украине. Причем обе стороны на Кипре придерживались доктрин, которые крайне похожи на требования украинских «коллег».  Так, греки (которых можно сравнить с представителями западного лагеря на Украине) выступали за идею т.н. «энозиса», т.е. присоединения острова к Греции (или к ЕС в случае с Украиной) и даже начали осуществлять политику выдавливания турецкого населения с территории новообразованного государства. Турки же, равно как и жители восточных областей Украины, выступали за разделение острова на турецкую и греческую части, т.е. за федерализацию по этническому признаку.

Споры относительно будущего Кипра регулярно сопровождались вспышками насилия, и если в украинском варианте агрессорами выступал «Правый сектор», то на Кипре его аналогом была экстремистская организация «ЭОКА-Б». Экстремисты регулярно пытались свергнуть президента Кипра Архиепископа Макариоса III, который отверг предложение греческой военной хунты (т.н. «черных полковников») о присоединении Кипра к Греции. В итоге, в 1974 г. радикалам все же удалось совершить государственный переворот и сместить Макариоса со своего поста, несмотря на то, что с 1964 г. (и по сегодняшний день) на острове находился миротворческий контингент ООН. Президенту чудом удалось спастись, и он, укрывшись на английской военной базе Акротири, вскоре был переправлен в Нью-Йорк.

В целом, 1974 г. стал кульминацией многолетнего противостояния двух наций на Кипре. Радикалы-греки, поддерживаемые «черными полковниками», захватили ряд инфраструктурных объектов, угрожая расправой турецкому населению острова. В ответ на территорию северного Кипра были введены турецкие войска. Турки при этом активно ссылались на свое право защитить тюркоязычное население и препятствовать распаду страны, что было  зафиксировано в Договоре о гарантиях независимости Кипра, подписанном в 1960 г. Грецией, Турцией и Великобританией. Интересно также отметить, что Турция активно использовала факт свержения легитимного президента Макариоса III в качестве одного из ключевых поводов для интервенции. Однако вскоре после введения войск Анкара перестала признавать архиепископа в качестве реальной фигуры в кипрской политике (практически, тоже самое можно наблюдать и в ситуации с президентом Украины Виктором Януковичем).

Менее чем за месяц 40 тыс. турецкая армия заняла треть острова и остановилась около линии раздела («линии Аттилы»), обосновав это тем, что турецкие киприоты составляли ровно треть от общего числа жителей острова. Военные заодно захватили стратегический город-порт Фамагуста, который не считался турецко-кипрским городом, но был удобен в предстоящих переговорах в качестве «разменной монеты». Правда, в итоге переговоров не получилось, и Фамагуста вплоть до сегодняшнего дня остается под протекторатом Турции.

Мировое сообщество единодушно обвинило Турцию (как и Россию сегодня) в незаконном вторжении и захвате части острова Кипр, несмотря на объективные причины для ввода войск. Наиболее активное участие в критике принимали США и Великобритания, которые во время боевых действий выступали на стороне турецкой армии. Однако их «антитурецкая» риторика носила достаточно мягкий характер и ограничивалась санкциями в виде запрета на поставки вооружения в Турцию. Западные лидеры не предпринимали серьезных попыток надавить на Турцию, поскольку она была важным членом НАТО и играла существенную роль в сдерживании советской экспансии в период Холодной войны. Россия же, в отличие от Турции, не является членом НАТО, и поэтому «прощать» ей Крым и активность на Украине западные политики не собираются.

Пользуясь своим положением, Турция провалила мирные переговоры в Женеве, заявив, что не уступит захваченную треть острова, поскольку именно такая территория требуется турецким киприотам. Запад молчаливо согласился с требованиями Анкары, а Советский Союз предпочел держаться в стороне от конфликта. В знак протеста Греция вышла из состава НАТО, вернувшись обратно в ряды западных союзников лишь в 1980 г.

Тем не менее, важно подчеркнуть, что в долгосрочной перспективе «прощение» не принесло Турции существенных дивидендов. Во-первых, турецкий Кипр поддерживается за счет бюджета Анкары, что уже долгое время отягощает экономику страны. А во-вторых, представители европейского сообщества на протяжении последних 40 лет регулярно заявляют, что урегулирование ситуации на Кипре является главным условием вступления Турции в ЕС. В российско-украинском сценарии Крым, видимо, также будет выступать для Запада в качестве повода заявить об «антидемократическом» поведении Кремля при любом удобном случае.

В 1983 г. противостояние на Кипре привели к созданию «Турецкой республики Северного Кипра», событию, которое может повториться и на украинской земле. Западный мир отказался признавать ее правительство законным, настаивая, что прежняя столица Республики Кипр – Никосия (то бишь Киев) была и остается единственным легитимным центром на всей территории острова, даже несмотря на то, что столица сама разделена пополам блокпостами и неким аналогом «берлинской стены».

В 2004 г. ООН пыталась реализовать «план Аннана» по объединению острова, предусматривающий создание общих органов власти. На референдуме в греческой части острова ее жители высказались против объединения, т.к. это, по их мнению, признает захват турецкой части острова законным. Турки, в свою очередь, наоборот, поддержали предложение о федерализации, однако из-за противодействия греческих киприотов осуществить план оказалось невозможно. Более того, в 2004 г. Кипр вступил в Европейский Союз, что лишь усилило антагонизм двух сторон, поскольку теперь Греция, фактически, имеет два голоса в ЕС.

Маловероятно, что Западная Украина в случае разделения страны сможет усилить голос, например, Польши в ЕС, поскольку европейское сообщество не стремится принимать украинцев в свои ряды. Тем не менее, Кипру понадобилось 30 лет, чтобы пробиться в «европейский клуб», и его присоединение к ЕС вполне можно рассматривать в качестве исторического прецедента и экстраполировать на украинскую ситуацию.

Подводя итог, можно подчеркнуть, что длительное невмешательство мировых лидеров в разрешение кризиса на Кипре в итоге привело к образованию на острове двух независимых противоборствующих республик, объединить которые уже невозможно и бессмысленно. Если в ближайшее время конфликтующие стороны на Украине при участии международного сообщества не предпримут реальные шаги по совместному урегулированию конфликта, то можно предположить, что мир вновь увидит повторение кипрского сценария. Только в случае с Украиной разрастающийся кризис в важной материковой стране-транзитере газа угрожает ударить по мировой экономике гораздо сильнее, чем межэтнический конфликт на острове в Средиземном море.

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *