Архивы за месяц: Ноябрь 2019

АЭС – это не ЕАЭС: к вопросу о строительстве первой атомной электростанции в Узбекистане


    Строительство атомной электростанции в Узбекистане уже вышло из собственно проектной стадии, и находится в практической плоскости, так как основные параметры определены, начиная с главного подрядчика – российской госкорпорации «Росатом». При этом, в сообществе самого Узбекистана не прекращаются дискуссии, нужен ли стране в принципе этот стратегический объект, тем более, «страшно сказать», с привязкой к России, что якобы автоматически вытягивает за собой привязку к Евразийскому экономическому союзу или чему-то там ещё.

    Сама по себе дискуссия — это уже хорошо, так она показывает, что тема АЭС является актуальной и перспективной, в противном случае, на этот технический проект никто бы не обратил особого внимания. Аргументов «За» при этом – множество. А аргументов «Против», по сути – два, ну два с половиной. С них и начнём.

    Главный из противодействующих тезисов – что атомные станции опасны, тем более что характерно, российские, что якобы и подтвердила трагедия Чернобыля-1986. Интересно, что сторонники строительства АЭС внутри Узбекистана зачастую не находят простых и внятных аргументов для нивелирования этих тезисов, углубляясь в сложные технические подробности, связанные с типом старых и новых реакторов и т.п. Эти доказательства работают плохо, так как миллионам граждан они не совсем понятны, что работает на руку противникам АЭС, находящимся, в основном, далеко за пределами самого Узбекистана. Таким образом, дискуссия зачастую сваливается из чисто экономической области в сферу пропаганды, в которой противники развития страны уже являются профессионалами.

    Со взрывом Чернобыльской АЭС уже давно всё ясно, просто об этом сегодня мало кто говорит, ситуация ушла в историю. Но раз внутри Узбекистана кто-то пытается реанимировать слово «Чернобыль», то придётся снова всё объяснить. Но только очень кратко, чтобы не утомлять читателя.

    Та станция – даже со своими, так сказать, реакторами старого типа – никогда бы не взорвалась, если бы её намеренно не вывели на эту страшную катастрофу. Если сократить этот вопрос до сухого остатка, он выглядит так: у станции специально и целенаправленно были отключены все степени и виды защиты, которых было несколько, причём независимых друг от друга. Без этого последовательного отключения никакого нештатного и неконтролируемого разгона реактора не произошло бы, так как даже технологии 40-летней давности позволяли обеспечить надёжную безопасность объекта.

    О подлинных причинах этой трагедии много писали ещё тогда, однако на фоне тотально взошедшей тогда над Россией либеральной идеологии эта информация никем особо не воспринималась. Людям, отвечающим за эксплуатацию Чернобыльской АЭС, находящимся в ту роковую ночь на дежурстве, просто была дана команда на последовательное отключение защиты – и, согласно элементарным законам физики, неизбежное произошло. Причём произошло это не где-нибудь, а на стыке трёх неразделимых до этого, братских славянских республик: России, Украины, Белоруссии. Проще назвать произошедшее диверсией, тем более что так и было по существу. Кому и зачем это было надо, причём именно в тот момент, когда политическое единство СССР уже дрогнуло, – вопрос для отдельного разговора.
    После этого мгновенному общественно-политическому давлению, в массированном режиме, подверглись практически все атомные станции на территории СССР и непосредственно в самой России. Удивительно вообще, как станции смогли выстоять после такого удара, как не были снесены специально «накрученной» толпой, под руководством так называемых экологов. Можно себе представить, как выглядела бы экономика современной РФ, полностью лишённая системы атомной генерации.

    Поэтому западные адепты продвигают в СМИ сведения, призванные дискредитировать российско-узбекские отношения в области мирного атома и повлечь срыв строительства АЭС. США и их союзники будут препятствовать формированию энергетической независимости РУ и получению экономической выгоды от эксплуатации АЭС, это просто надо иметь в виду.

    Для иллюстрации сказанного приведу пример из области здравоохранения. Все помнят, как на рубеже 80-90-х гг. пошёл аналогичный, параллельный вал информации о том, что детям нельзя делать прививки, что это вредно. Информация шла из того же либерального лагеря, правда, тогда либералов ещё называли демократами, но суть дела от этого не меняется. И население, действительно, в массовом порядке стало отказываться от вакцинации, что практически опустило огромные массы людей в ситуацию столетней, и даже тысячелетней, давности, когда страну накрывали эпидемии всех сортов и оттенков. Но общество тогда вовремя одумалось, выздоровело во всех отношениях, вернувшись в современный мир.

    Если либералам понадобится, они вам бросятся доказывать, что и ваших грудных детей вам выгодно кормить только за деньги, так как такой формат отношений уже с молоком матери будет формировать их свободу и предприимчивость.

    Сегодня мы видим, что идеологическая начинка противников АЭС в Узбекистане – та же самая, без изменений. Именно они, с помощью своих СМИ, сегодня говорят о «вреде» объекта, задействовав все информационные возможности. Но это практически бесполезно, потому что новое руководство страны, во главе с Президентом РУ Шавкатом Мирзиёевым, уже приняло все нужные и важные решения, и строительство нового, инновационного Узбекистана идёт по плану. А мелкие детали, типа тех, о которых я говорю, мы будем решать уже в рабочем порядке, так как у экспертов и народов опыт в этом смысле большой, сегодня не 1986 год.

    Второй аргумент «Против», идущий из либеральных глубин, это, повторюсь, естественная привязка «Росатома» к России. Считается, что это «намертво» привяжет Ташкент снова к Москве. Здесь даже нечего обсуждать, так как без лишних доказательств ясно, что:

    а) сам по себе Узбекистан АЭС построить не может;
    б) привязываться к совсем чужим государствам и экономикам, располагающим подобными технологиями, ему смысла нет, так как та привязка действительно будет мёртвой, уже без всяких кавычек и вариантов;
    в) возведение АЭС на узбекской земле по определению не является возведением ЕАЭС, не надо путать эти похожие аббревиатуры, которые кто-то намеренно пытается слить в одну;
    г) РФ это далеко не СССР, по всем ключевым признакам.

    Ещё одним аргументом противников объекта является якобы большая стоимость его возведения. Но это вопрос уже чисто технический. Все нужные средства на строительство будут найдены, в этом нет никаких сомнений, тем более с по-прежнему дружеской помощью из России.

    Теперь аргументы «За», которые для всех очевидны. Тем не менее, просто их перечислим.

    Сотрудничество РУ с РФ в ядерной сфере формирует возможность получения Ташкентом подлинной энергонезависимости, и добавить здесь нечего. Напомню, что из «лап» Советского Союза Узбекистан почему-то «вырвался» на удивление спокойно и свободно, но вот из зоны энергозависимости от Запада, которая возникла бы вместе с АЭС, так скажем, другого типа, ему выйти удалось бы вряд ли – там просто совсем другая хватка.

    В настоящее время Узбекистан испытывает постоянно растущую потребность в дешёвой электроэнергии, необходимой для обеспечения экономического роста страны, открытия новых производств, разработки существующих и вновь открытых месторождений. При этом ввод в эксплуатацию дополнительного энергообъекта высокой мощности формирует возможность реализации избытка электроэнергии на экспорт. Дополнительные доходы Ташкенту вряд ли помешают, утверждать обратное было бы странно.

    Если говорить непосредственно о типе реакторов, то сотрудничество с ГК «Росатом» даёт гарантию использования передовых технологий при проектировании и строительстве атомных энергообъектов. Технология, используемая указанной компанией, отличается высокой надёжностью в сравнении с американскими предложениями. Реализация проекта с участием российских партнёров предполагает, в перспективе, внедрение образовательных программ, призванных обеспечить подготовку специалистов для ядерной отрасли республики на базе учебных заведений РУ, а также в филиале отечественного МИФИ.

    Продвижение в республике проектов с участием Запада по строительству альтернативных энергообъектов бесперспективно, так как для реализации концепции развития Узбекистана до 2035 года Ташкент нуждается в стабильно мощном источнике электроэнергии, позволяющем обеспечить форсированное развитие высокотехнологичных отраслей экономики.

    И, безусловно, реализация проекта с участием России позволит в короткие сроки получить Узбекистану доступ в «ядерный клуб», и это уже совсем другой, геополитический статус. Запад, наоборот, выбивает из этого клуба кого только можно – достаточно просто посмотреть в окно.

    Но я не сторонник того, чтобы на чём-то настаивать, кого-то в чём-то убеждать. Каждый до всего должен дойти самостоятельно, это самый надёжный вариант. Я бы и в ЕАЭС принимал за большой вступительный взнос.

    В любом случае, гражданам Узбекистана самим решать стратегические вопросы развития своего государства. В отношении строительства АЭС они его уже решили, причём в позитивном смысле. А если кому-то хочется продолжить предметную дискуссию на эту тему, то мы всегда – и я в частности как российский эксперт – готовы ответить на нужные вопросы, прояснить детали в доступной форме. Но только не трогайте, не дёргайте, пожалуйста, строителей, побеседуйте на все эти темы с нами, мы будем только рады. А строители пусть занимаются своим делом.

    Григорий ТРОФИМЧУК, эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности (г. Москва, Российская Федерация)1572523122_f94f840f-b239-43b6-a3ab-17c33768dc29

    https://nuz.uz/svobodnoe-mnenie/44232-aes-eto-ne-eaes-k-voprosu-o-stroitelstve-pervoy-atomnoy-elektrostancii-v-uzbekistane.html?fbclid=IwAR1XoWPi_OyaX4TqmRZIQw62M9RsAXnl7fD8g14quPcONbMlwv0H07ytRYU

     

    Саммит АСЕАН может предотвратить «пожар» в Южно-Китайском море


      Рыбацкие суда горят все чаще, границы внутри островных архипелагов до сих пор не определены, напоминает Григорий Трофимчук3d2bb5b1aajpg

      С 31 октября по 4 ноября текущего года в Бангкоке проходит очередной, уже 35-й саммит Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). В прошлый раз это важнейшее мероприятие региона принимал Сингапур, а в 2020-м здесь будет председательствовать Вьетнам.

      Я уже отмечал, что Вьетнам, по многим показателям, становится одним из главных «моторов» АСЕАН. Один из них – чисто визуальный, наиболее характерный и заметный, в частности, для россиян: вьетнамская пресса представлена в России очень серьёзным, многочисленным пулом журналистов из различных изданий, начиная с ведущих, государственных. В этом смысле их можно сравнить только с китайскими коллегами, которые также в значительном количестве аккредитованы при МИДе России. В то время как СМИ остальных членов АСЕАН у нас почему-то совсем незаметны, и уж тем более они не занимаются аналогичной популяризацией АСЕАН так, как это делает Вьетнам.

      Вьетнамские журналисты на протяжении многих лет активно работают на всех общественно-политических, экспертных конференциях в Москве, посвященных вопросам безопасности Азии и Юго-Восточной Азии в частности. Невольно складывается впечатление, что эти проблемы беспокоят Вьетнам больше остальных его партнёров по региону, что тоже выделяет эту страну в позитивном плане на фоне блока АСЕАН. Я не зря назвал АСЕАН «блоком»: эта организация отличается от многочисленных экономических азиатских форумов именно тем, что занимается политическими вопросами. Так было с далёких времён, с момента её основания.

      Таким образом, именно с АСЕАН, с её региональным и мировым авторитетом, связаны надежды на усиление безопасности в Южно-Китайском (Восточном) море, где существует неурегулированная территориальная проблема огромного, стратегического объёма.

      Но эта безопасность не является проблемой одних только региональных стран, и уж тем более одного Вьетнама, хотя он – имеющий тяжелейший опыт войн с самыми сильными противниками – громче всех предупреждает об общей опасности. Это проблема всего мира, потому что именно на Восток, в Азию сместился центр геополитики, – как об этом, в начале октября, было очень точно сказано на заседании Валдайского клуба в Сочи. Напомню, что президент РФ Владимир Путин посвятил своё выступление теме «Заря Востока и мировое политическое устройство», подчеркнув выросшую роль ведущих государств этой части планеты и их ответственность за её будущее.

      В прошлом году, как только стало ясно, что страной-организатором саммитов АСЕАН и ВАС (Восточноазиатский саммит), обычно проходящих парно, станет Таиланд, была представлена и главная идея мероприятия, которая звучит так: «Партнёрство в интересах устойчивого развития». Но устойчивое развитие подразумевает не только решение чисто хозяйственных вопросов. Они не могут быть решены без гарантий политической стабильности для региона. Поэтому мы рассчитываем на то, что основополагающие темы безопасности – и главная из них, ЮКМ – будут рассмотрены на саммите, а также по ним будут даны конкретные рекомендации.

      Если этого не произойдёт и в Таиланде в 2019, то в таком случае на эти форумы надо направлять тех экспертов, которые не ограничиваются общими фразами, а готовы рассмотреть проблему по существу. Поэтому надеюсь, что в 2020 году Вьетнам сделает шаг в этом направлении, тем более что эта страна одновременно будет находиться в статусе непостоянного члена Совета Безопасности ООН. Должность, как говорится, обязывает.

      Уходить от эскалации проблемы в огромной зоне ЮКМ уже не получается, даже если кому-то хотелось бы от неё уйти или надеяться, что всё уляжется само. Проблема утяжеляется ещё и тем, что многие учёные, специалисты сегодня приходят к выводу, что Вторая мировая война началась не в Европе, а в Азии, что в целом соответствует исторической хронологии событий. В этом случае нет никакой гарантии, что очередная глобальная трагедия не случится там же, в Азии.

      Таиланд, как известно, не лежит непосредственно на берегах ЮКМ. Но он находится в «десятке» АСЕАН, и поэтому, если в акватории произойдёт огромный «пожар», он обязательно коснётся и Таиланда. Этот пожар может произойти уже без кавычек, а в прямом смысле слова, так как рыбацкие суда в Южно-Китайском море горят всё чаще, ведь границы внутри островных архипелагов до сих пор не определены. На китайскую разметку здесь, из соседей, никто никогда не согласится, на это можно даже не рассчитывать. А тут уже, как говорится, рукой подать до огня и на военных кораблях.

      Имеется большой свод документов, принятых по территориальной проблеме ЮКМ, как двустороннего, так и многостороннего характера. Но одни только документы, к сожалению, ничего решить не в состоянии. Как эксперт считаю, что определённые центры силы намеренно загоняют Китай в капкан ЮКМ, негласно давая ему расшириться здесь максимально, чтобы и накал политической обстановки в регионе тоже стал максимальным. Китай считает, что защищает безопасность всей акватории, однако ни одна из стран, непосредственно вовлечённых в территориальный конфликт (Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Бруней и другие) не подтверждает, что делегировала полномочия для такой миссии.

      Не существует другого невоенного, дипломатического способа начать практическое урегулирование проблемы ЮКМ, кроме как на ключевых саммитах по безопасности и развитию, которые проходят непосредственно в Юго-Восточной Азии. Прежде всего, это саммит АСЕАН. В противном случае, такие вопросы начнёт решать НАТО, в его «азиатской» версии, о возможном появлении которого уже несколько лет предупреждают эксперты.

      Премьер-министр Таиланда генерал Прают Чан-Оча на днях приказал проверить всю систему технической безопасности для подготовки к саммиту. Но политическая безопасность Юго-Восточной Азии также нуждается в проверке. Итак, ждём от Бангкока конкретики.

      Григорий Трофимчук — эксперт в области внешней политики, председатель Экспертного совета Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей», специально для ИА «Реалист»

       

      http://realtribune.ru/news/world/3005?fbclid=IwAR1lGQSJvld_3ar8B4S5zl8honS6E_yxBGl9DN-N2yvX0jVRNIMfshTG78g